Бодиарт-терапия и лепка по живому лицу в чрезвычайных ситуациях.

Трагические события 2002 года взрыв во время парада 9-го мая в Каспийске и захват заложников на Дубровке в октябре - создали ситуации массовой психогенной травматизации, которые потребовали от нас поиска путей оказания срочной, эффективной психотерапевтической помощи в приспособленных условиях.

Ранее техники бодиарт-терапии и лепки по живому лицу мы применяли в индивидуальной терапии или в небольших группах. Нужно было, не снижая эффективности, оказать помощь как можно большему числу пострадавших и совместить указанные техники с другими. Наиболее совместимыми оказались техники с использованием активного воображения.

 

Обычно удается провести не более 5-10 сеансов бодиарттерапии в лень, В Каспийске использовано важное свойство бодиарт объединять вокруг сеанса группу, «создавать психотерапевтическое пространство», благодаря чему удавалось принимать до 56 человек в день на амбулаторном приеме, а во время работы с жертвами теракта на Дубровке в стационаре за то же время удавалось оказать помощь 32 пострадавшим. В Каспийске прием проводился в режиме открытых дверей в кабинете педиатра городской детской поликлиники, дополненном несколькими зеркалами. В кабинет приглашались все, ожидавшие первого приема, обычно 8-12 человек.

 

В такой случайно образовавшейся группе проводились регистрация, краткий опрос, присутствующим разъяснялись цель предстоящего сеанса, механизмы действия используемых техник. После этого начинался сеанс символдрамы на одном из мотивов (обычно - луг, дом). Во время сеанса (10-15 минут) мы вместе с ассистенткой, подготовленной из числа местных психологов или медсестер, проводили массаж лица, поглаживание, двигаясь навстречу друг другу от пациента к пациенту. В это время проводился опрос о возникающих образах. После сеанса проводилась беседа, во время которой пациенты уже подробнее делились впечатлениями о возникавших представлениях.

Затем двум-трем пациентам с наиболее выраженной депрессивной симптоматикой предлагался сеанс лечебного грима, во время которого пациенты, не задействованные в сеансе бодиарт-терапии, постепенно расходились, а их место занимали вновь прибывшие пациенты. Таким образом, «люди в масках» переносили однажды возникшую психотерапевтическую атмосферу из группы в группу.

Обычно достаточно было одного такого сеанса, чтобы прошла напряженность, перестали беспокоить наплывы воспоминаний, наладился сон. После второго, третьего сеанса обычно исчезала тревога, воспоминания о трагедии теряли актуальность, появлялась возможность вернуться к привычной деятельности.

 

При работе с пострадавшими от террористической акции в театральном центре на Дубровке сеансы проводились в палатах путем обхода. Вначале проводился сеанс символдрамы, затем по желанию кому-то из пациентов проводился сеанс бодиарт-терапии непосредственно в палате который вовлекал в лечебный процесс всех присутствующих. Сразу же менялась психологическая атмосфера, больные начинали говорить на отвлеченные темы, не связанные с теракцией. Положение осложнялось тем, что психическая травма в данном случае была комплексной (угроза жизни, тревога за судьбу близких, унижение человеческого достоинства и др.) и сочетанной с соматической патологией (гипотония, алиментарное истощение, обезвоживание и др.).

В связи с этим пациенты, выписавшиеся на 7-8-е сутки, нуждались в продолжении психотерапии, несмотря на то, что острая симптоматика была купирована.

 

Особого внимания заслуживает психотерапевтическая работа с группой пострадавших (4 человека), находившихся в отделении реанимации. Психотерапевтическая работа с ними начиналась в первые дни и часы после выхода их из комы. У них была наложена трахеостома, психическое состояние определялось грубыми психоорганическими расстройствами. Имелись дезориентировки в месте, времени, в окружающем и собственной личности впервые часы и сутки, выраженная астения, мнестические расстройства, ретроградная амнезия доходила до пяти суток предшествовавших захвату, явления фиксационной амнезии сохранялись до 7-8 суток после появления сознания.

 

Эмоциональное состояние колебалось, дисфория сменялась эйфорией. Все они не понимали, где находятся, что происходит вокруг, не понимали речи окружающих, не могли дать отчет, в каком виде были их мысли, которые не принимали вербального выражения. Постепенно возвращалась способность понимания устной речи окружающих (2-3 день) и лишь на 6-7 день возвращалась способность излагать мысли письменно. Несмотря на адекватную терапию тимолептиками, не удавалось преодолеть тревогу. Попытки в первые же дни провести вербальные техники психотерапии оказывались безрезультатными, пациенты не понимали обращенной к ним речи или воспринимали информацию искаженно, реагировали неадекватно, поскольку сознание было помрачено, а дисфорично-тревожный фон способствовал интерпретации любой информации как негативной.

 

Вербальное общение становилось возможным лишь после применения техники лепки пи живому лицу. В реанимационной палате пациенту перед зеркалом делался массаж лица, в продолжение массажа на кожу лица на 10-20 минут врач наносил грим, подчеркивающий, выделяющий объемы лица. Первая реакция пациентов на предъявление зеркала была негативной, мимика выражала сильное потрясение, они становились беспокойными, на глазах появлялись слезы. Во время массажа лица они успокаивались, возникало «ощущение покоя». При нанесении грима появлялись положительные эмоции (6-я С. «Было забавно, весело смотреть на это, лицо стало интересным, наступает прояснение в голове», б-я Л. «На душе легко», б-я Д. «Я сразу стала видеть, осознавать врачей, понимать, что от меня хотят».) Лицо становилось сосредоточенным. Внимательно рассматривая себя в зеркале, больные начинали гримасничать, заново изучая возможности своей мимики, жестами просили  дать им расческу.

По самоотчетам пациентов с этого момента возобновлялся прогресс в их психическом состоянии, они начинали «думать словами», понимать мимику и речь окружающих, время приобретало обычный ход, проходила тревога, у них появлялись первые воспоминания о событиях предшествующих трагедии. После первого же сеанса появлялась адекватная мимика, лицо из застывшего маскообразного становилось живым, впервые появлялась улыбка, вначале грубые размашистые мимические движения, затем на вторые-третьи сутки мимика становилась более дифференцированной. Пациенты начинали делать попытки к продуктивному общению. Учились говорить, прикрывая фистулу трахеостомы пальцем на выдохе. Становилась возможной вербальная психотерапия, причем лучше всего подходили техники с использованием активного воображения.

 

Проводилось 3-5 сеансов лечебного грима, кроме того, 10-12 массажей лица без нанесения грима. Обычно на первом сеансе проводилась «лепка по живому лицу», на последующих сеансах подключалась собственно бодиарт-терапия, которые выводят пациента за пределы его привычного представления о своем лице - яркие, контрастные маски со своим характером, настроением. Они на время подменяют образ пациента, а после удаления такого грима собственное лицо, или представление о нем, как бы выстраивается заново. В отличие от техники лепки по живому лицу, обладающей свойством мобилизовать, стимулировать психические процессы, сеанс бодиарт-терапии вызывает релаксацию, сонливость, напоминающую легкий транс, и вместе с тем приподнятое настроение. После снятия такого грима возникает стойкое ощущение трезвого восприятия действительности.

 

На 7-8-е сутки и позже наблюдалось восстановление мнестико-интеллектуальных функций на фоне ровного, приподнятого настроения. Пациенты обсуждали между собой пережитые события, помогали вспомнить друг другу детали, делились впечатлениями, выстраивали планы на будущее, в том числе и как рациональней использовать материальную компенсацию. Могло показаться, что они не нуждаются более в психотерапии, однако на 25-е - 27-е сутки, когда речь зашла о скорой выписке, у них стало снижаться настроение, возникли чувство одиночества, тревога, как они будут жить вне стен больницы, чувство беззащитности, страх, что будут преследуемы террористами как ненужные свидетели, или еще по каким-то мотивам. Эти опасения осознавались пациентами, как необоснованные, но справиться с ними самостоятельно они не могли. Здесь психотерапия носила поддерживающий характер, описанные явления редуцировались вскоре после выписки.

 

Таким образом, опыт показал целесообразность психотерапии в самые ранние сроки. Показана возможность проведения бодиарт-терапии и лепки по живому лицу в «открытой» группе и в реанимационной палате. Подтверждено, что любое, в том числе посттравматическое стрессовое, психическое расстройство тесно связано с нарушением неосознаваемых процессов самовосприятия и отчуждением, которые дают начало продуктивной симптоматике. Врачебные манипуляции с внешностью больного приводят к преодолению отчуждения и, как следствие, к редукции продуктивной симптоматики.

Please reload

Featured Posts

Бодиарт-терапия, или лечебный грим. Применение в психотерапии.

April 25, 2015

1/4
Please reload

Recent Posts