Лицо агрессии. Работа через зеркальный образ "я"

September 25, 2017

    В статье обсуждается психологическая дезадаптация в виде агрессивных форм поведения и возможности ее коррекции при помощи метода маскотерапии и методик мирротерапии «интервью перед зеркалом»,  скульптурного автопортрета и бодиарт-терапии, в сочетании с другими методами психотерапевтической практики. Эти методики ориентированы на самопознание перед зеркалом, развитие эмоциональной компетентности, расширение визуального, эмоционального и ментального «тоннеля восприятия» себя и других  и полноценную самоидентификацию личности.

 

 Лицо человека часто называют зеркалом эмоций. И это действительно так. Все, что происходит с человеком в жизни, отражается на его лице и в его теле. Поскольку лицо играет важнейшую роль в процессе коммуникации с другими людьми, а так же в самоидентификации личности, включение непосредственной работы с лицом человека в процессы самопознания, психотерапии и коррекции поведения, позволяет значительно повысить их эффективность.

   Степень и формы проявления агрессии у человека тесно связаны с общим уровнем его эмоциональной компетентности. В свою очередь эмоциональная компетентность подразумевает способность осознавать, принимать, свободно выражать широкий спектр своих эмоций и чувств,  и конструктивно взаимодействовать с другими людьми, распознавая и принимая их эмоции. Лицо играет значимую роль не только в трансляции другим испытываемых личностью эмоций, но и в проживании и осознании их ею самой.

 

   Поэтому,  не только разум,  тело, но и лицо клиента  может выступать полноправным участником процесса развития эмоциональной компетентности личности в процессе работы с агрессивными формами поведения. Техники мирротерапии (маскотерапия Г.М. Назлояна, мирротерапия С.А. Кюн – mirror, зеркало англ.) позволяют буквально посмотреть в лицо своей агрессии и другим эмоциям и чувствам, получить многоуровневый опыт их проживания, уйти от стереотипов восприятия себя и других и в результате, изменить свое поведение на более конструктивное.

  Чаще всего агрессия рассматривается, как мотивированное деструктивное поведение, наносящее вред (Е.К.Лютова, А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский). Такое поведение может иметь направленность (на другие объекты, на себя), быть активными или пассивным, явным или скрытым,  проявляться в вербальной, физической и иных формах.

   Однако, по мнению многих авторов, существует не только деструктивный, но и конструктивный аспект агрессии (Г.Аммон, Ф.Перлз, Е.В.Хохлова, Ю.М.Антонян). В нем агрессивное поведение рассматривается, как направленное на изменение ситуации, защиту своих психологических границ, достижение важных для субъекта целей.  В рамках исследования, проведенного О.В. Мавляновой в группе из 219 детей 7-9 летнего возраста в 2011 г., для изучения вопроса о возможностях трансформации деструктивного агрессивного поведения детей в конструктивное,  были сформированы четыре группы с разными формами проявления агрессии: деструктивно-целенаправленной, деструктивно-нецеленаправленной, конструктивной и дефицитарной.

   Дети из группы конструктивной формы проявления агрессии обладали самым высоким уровнем развития эмоциональной компетентности. Имея средний уровень агрессии, они были способны распознавать и учитывать  собственные негативные и позитивные эмоции низкой и средней интенсивности, личные границы, а так же эмоции и границы других людей, обладали богатым эмоциональным опытом и словарем эмоций, распознавали собственную злость, и так же объект, на который она была направлена. При общении ориентировались в равной степени на свои эмоции и эмоции других людей. Сложные ситуации воспринимались ими, как разрешимые, с позитивным прогнозированием. Поведение детей этой группы было целенаправленным, уровень работоспособности – высоким.

    У детей из других групп эмоциональная компетентность оказалась развитой неравномерно, в соответствии с группой. Обратил на себя внимание тот факт, что дети из группы  деструктивного агрессивного поведения иначе, чем другие, понимали поведение окружающих, интерпретируя его, как враждебное. При этом часть из них могли осознавать собственные негативные чувства и агрессивные действия, а часть могли испытывать трудности с ориентацией в своих чувствах и отрицать их.

   Дети с высоким уровнем и равномерным развитием эмоциональной компетентности чаще всего демонстрировали конструктивные способы взаимодействия с другими, были способны вступать в диалог и находить компромиссы. Агрессию проявляли в ситуации возникновения опасности, и при необходимости защищать свои границы при нарушении их агрессором.

   Личный многолетний опыт работы автора со взрослыми людьми и подростками показывает, что сходные виды агрессии и варианты развития эмоциональной компетентности наблюдаются не только у детей, но и у взрослых.

   Таким образом, можно сделать вывод, что путь коррекции деструктивного и дефицитарного агрессивного поведения лежит через развитие достаточного уровня эмоциональной компетентности как у детей, так и у взрослых.

   Эмоциональная компетентность по Д. Гоулману – это способность осознавать и признавать собственные чувства, а также чувства других для самомотивации, для управления своими эмоциями внутри себя и в отношениях с другими. Она складывается из аспектов признания и  распознавания собственных эмоций и чувств, а так же эмоций и чувств  других людей.  Это дает возможность управления своими эмоциями внутри себя и в отношениях с другими. Для этого необходимо знание существующего спектра эмоций и соответствующий собственный эмоциональный опыт (образовательный и познавательный аспекты).

   Такой эмоциональный опыт начинает приобретаться ребенком еще на довербальной стадии развития, где ключевую роль играет общение и эмоциональная связь ребенка с членами первичной группы и стереотипы поведения, приняты в ней. Маленький ребенок, еще не умея понимать речь, учится распознавать эмоциональное состояние значимых взрослых. Значительную часть информации он получает визуально, затем присоединяются и другие каналы восприятия. Сталкиваясь с агрессивным поведением членов первичной группы в отношении себя, или друг друга, а так же с отношением к проявлениям агрессии в семье, ребенок обучается и формирует «тоннель восприятия»  собственной агрессии, и агрессии других, от отрицания до вседозволенности.

   Агрессивное поведение, которое мы рассматриваем сегодня, берет свое начало в древнейших инстинктах, которые свойственны как человеку, так и животным и необходимы для выживания.      Не адаптированное агрессивное поведение сегодня мы можем наблюдать у диких животных в природной среде. Не вступая с животным в контакт, только по внешнему виду и поведению, мы инстинктивно распознаем признаки агрессивного состояния.

   У человека (в подавляющем большинстве случаев) мы наблюдаем адаптированное к внешним условиям социально приемлемое агрессивное поведение. Испытывая злость, раздражение и другие негативные эмоции, наделенный интеллектом человек имеет возможность выбирать, как с ними поступить – принять, не принять, проявить открыто полностью, частично, подавить, скрыть под маской более приемлемых эмоций, или отсутствия таковых, направить на себя, на другой объект, и так далее. Какой бы вариант выбран не был, в той или иной мере он будет отражен в лице и теле, затем, возможно, в физической, голосовой, вербальной или иной форме.

   Когда человек демонстрирует стереотипное поведение,  его эмоциональное состояние, форма и уровень отреагирования эмоций и чувств формируют в теле и лице эмоционально-мышечные зажимы. На уровне тела они реализуются в виде амплитуды, формы, скорости и направленности движений, определенных привычных поз, психосоматических проблем. На уровне лица эмоционально-мышечные зажимы формируют привычные маски, зачастую ограничивающие мимику, и соответственно, спектр выражаемых и испытываемых эмоций и чувств, что накладывает ограничение и на ментальное восприятие ситуаций.  В свою очередь, ограничение спектра собственных эмоций не позволяет достаточно адекватно распознавать эмоции других людей, и достаточно конструктивно взаимодействовать с ними.

   Для расширения доступного эмоционального спектра, а так же для работы с определенными эмоциями, используются техники:

- интервью перед зеркалом, включающее в себя описательную и оценочные статические и динамические характеристики лица, тела и внешности в целом, анамнестические сведения, аспекты восприятия других, работу с зеркальным образом себя и самовосприятием.

- бодиарт-терапии – нанесения перед зеркалом рисунка-маски на лицо психотерапевтом, либо клиентом самостоятельно (эмоционально-характерный грим, маска смерти-возрождения, ресурсная маска, ролевая маска и другие), с последующей ассоциативно-образной работой, импровизацией, телесной терапией, работой с субличностями, ролями и др.

- скульптурного автопортрета – пошаговая лепка из скульптурного пластилина автопортрета перед зеркалом, с последующим обсуждением в формате групповой или личной терапии процесса и результатов работы, получившихся образов и промежуточных масок. Целью является выполнение автопортрета на уровне портретного сходства в натуральную величину.

   Данные техники могут сочетаться как между собой, так и с другими психотерапевтическими методиками и системными расстановками.

   Выбор техники зависит от поставленной задачи и особенностей клиента.  Метод скульптурного автопортрета, это творческая, глубокая, мягкая и неторопливая работа, позволяющая послойно «снимать маски», проживать эмоции и чувства, отслеживать перемены в поведении и реагировании, и приводящая в итоге к пластичности и целостности образа себя и своего лица. Позволяет работать как с психически здоровыми клиентами, так и с больными.

 Метод бодиарт-терапии позволяет добиться быстрых результатов по конкретно поставленным задачам. Например, работать с отрицанием своей агрессии, через маску злости, агрессии, либо через маску смерти-возрождения. В первом случае клиенту приходится иметь дело с чувствами, нарисованными прямо на его лице, со своим отношением к ним, с их историей, и с их проживанием на уровне лица и тела. Во втором, с разрушением рамок привычного образа себя. Находясь вне стереотипного образа себя, клиент получает возможность испытывать другие чувства и эмоции, по-другому мыслить и действовать. В обоих случаях происходит глубокое расслабление мышц лица, и обновление образа себя после маски. Однако, у клиентов с психическими расстройствами, этот метод должен применяться с осторожностью.

Работа с клиентом перед зеркалом проводится преимущественно в вербальной форме, однако диалог ведется опосредованно, через зеркало и зеркальный образ себя при этом активно задействуется. Работа с зеркалом имеет значимый познавательный и образовательный аспекты.

   В результате, техники мирротерапии позволяют значительно повысить эмоциональную компетентность клиента, и перевести деструктивные и дефицитарные формы агрессивного поведения в конструктивные.

Литература:

1. Я-структурный тест Г. Аммона. Руководство. Вып. 18. СПб., 2002.

2. О.В. Мавлянова «Факторы трансформации неконструктивных форм агрессивного

поведения в конструктивные»  Электронный журнал «Психологическая наука и образование», М 2011г

3. Гоулман Д., Бояцис Р., Макки Э. Эмоциональное лидерство. Искусство управления

людьми на основе эмоционального интеллекта. М., 2005.

 

Опубликована: Сборник материалов мультимодальной НПК ИКСР "Агрессия, феноменология, стратегия и инструменты практической работы", 22-24 сентября 2017 г.

 

 

 

 

 

Please reload

Featured Posts

Бодиарт-терапия, или лечебный грим. Применение в психотерапии.

April 25, 2015

1/4
Please reload

Recent Posts